Полная версия

«Русские ничего не приобрели от этой войны». Великая Отечественная война и современная Германия

  19 февраля 2020, 05:20 228

Фото: razboiulpentrutrecut.files.wordpress.com

Чистый вермахт


История в послевоенной Германии, как и в любой другой стране, эволюционировала. И самым первым её витком стал миф о «чистом Вермахте», который якобы не запятнал себя в преступлениях на Восточном фронте. Стоит просто напомнить, что в бундесвер практически прямиком из вермахта перешли 10 тысяч офицеров и 44 генерала. Очевидно, натовской армии очень нужны были опытные, проверенные в боях военные, способные передать опыт будущей элите бундесвера. Конрад Аденауэр 3 декабря 1952 года, выступая в Бундестаге, сказал по этому поводу:


«Мы убеждены, что хорошая репутация и великие достижения немецкого солдата, несмотря на все поругания последних лет, по-прежнему актуальны для нашего нарда и останутся таковыми… Нашей задачей — и я уверен в этом, что мы её решим, — должен стать синтез нравственных ценностей немецкой солдатской традиции с демократией».

Собственно, до начала 80-х годов в ФРГ во всех преступлениях на Восточном фронте винили именно айнзацгруппы СС и СД, оставляя вермахт чистым и профессиональным воинством. А вот исследования, в которых очень подробно и «правдиво» описывалось обращение советских войск с гражданским населением Германии, были в почете во все времена.




Фото: razboiulpentrutrecut.files.wordpress.com

Подобное снисходительное отношение к «незапятнанному вермахту» объяснялось очень просто – в Восточной армии служило более 10 миллионов мужчин, то есть в каждой немецкой семье кто-то был из вермахта. Как это возможно — назвать простых солдат, офицеров и генералов военными преступниками? Косвенное признание преступлений вермахта пришло в Германию только в начале 90-х годов, когда большая часть виновных были уже либо в глубокой старости, либо скончались. Были организованы выставки, напрямую связывающие вермахт и холокост, а также выявлена основная функция армии в геноциде – выявление и идентификация евреев, постройка концентрационных лагерей и наполнение их несчастными. Историк Ю. Ферстер, разоблачая немецкую армию и её роль во Второй мировой войне, сказал:

«Горькая правда состоит в том, что вермахт стал добровольным подручным Гитлера в его расово-идеологической войне на Востоке. В отношении холокоста вермахт выступал в разных лицах – убийцей, помощником, соучастником».

Но далеко не все ученые-историки в Германии разделяют эту точку зрения. Приведу пример Ф. Ремера, который, описывая ожесточенный характер войны на Восточном фронте, косвенно обвинял в этом советские войска наравне с нацистами. Проблема, по мнению Ремера, была в том, что в начальный период кампании обе стороны настолько замарали себя в крови, что «возвращение к формам «нормальной европейской войны» было исключено». И эта точка зрения, наряду с признанием преступлений вермахта, также имеет место в современной Германии.


Фото: goodreads.com

Гамбургский Институт социальных исследований в 2001 году устроил большой скандал в немецком обществе, когда организовал передвижную выставку "Преступления вермахта" ("Verbrechen der Wehrmacht – Dimensionen des Vernichtungskrieges 1941 bis 1944"), а также издал одноименную книгу. Консервативно настроенная часть немецкого общества (назовем её так) открыто выражала недовольство тем, что вермахт здесь в очередной раз представлялся в виде кровожадного сборища. Правильнее было, по мнению этой части населения, четко разделять преступников СС и честных солдат. На выставке же показали результаты работы четырех боевых групп – А, B, C и D, каждая из которых была численностью до батальона. Эти группы СС работали в рамках групп армии «Центр», «Север» и «Юг» и уничтожали мирное население в 1941-42 годах в четкой координации усилий с тыловыми частями вермахта.


Фото: razboiulpentrutrecut.files.wordpress.com

Интересная предыстория этой выставки. Она родилась в 1995 году, и её организатор Ян Филипп Реемтсма на открытии сказал:

«Цель этой выставки состоит в том, чтобы показать, насколько зыбка была грань между нормой и преступлением, и насколько широким было добровольное участие в массовых убийствах».

Несколько лет выставка курсировала по Германии, вызывала то возмущение («антиисторическое пропагандистское шоу»), то рефлексию от ветеранов вермахта. Один престарелый участник Второй мировой войны выразился:

«Я был простым солдатом Вермахта с 1941 г. до конца войны в России, Италии, Франции и Германии и совершенно не чувствую свою честь ущемленной, если сейчас наконец предпринимается попытка проанализировать роль Вермахта в войне. Утверждение, что преступления совершались СС, тогда как Вермахт всегда оставался благородным и чистым, к сожалению, не соответствует действительности».

В 1999 году некий поляк Богдан Музиалу высказал мнение, что часть из 1433 фотографий на выставке документирует не преступления вермахта, а запечатлевает карательные акции НКВД. Выставку на время закрыли и выяснили, что только 20 фото действительно не имеют отношения к вермахту, а фиксируют действия финских и венгерских частей, а также акции НКВД. В 2001 году "Преступления вермахта" возобновила работу, и подобных обвинений больше не поступало. Однако однозначной реакции она так и вызвала: Христианско-демократический союз Германии до сих пор считает её провокационной и оскорбляющей память о «честном и благородном» вермахте.


Фото: razboiulpentrutrecut.files.wordpress.com

Важным вопросом связи с преступлениями вермахта стал подсчет числа запятнавших себя кровью невинных на Восточном фронте. Здесь у немецких историков нет единства.

Демократически настроенные ученые утверждают, что от 60% до 80% солдат и офицеров вермахта совершали преступления, а это около 6-8 миллионов человек. Мюнхенский историк Дитер Поль считает это чушью и говорит о нескольких десятках тысяч солдат – эта точка зрения очень модна сейчас у консервативного немецкого истеблишмента. Не согласен с демократами историк Ульрих Герберт: он вместе с коллегой Рольфом Дитером Мюллером утверждает, что в вермахте всего 5% личного состава участвовали в убийствах. Более или менее разумное объяснение предлагает историк Г. Кнопп в книге «История вермахта»:

«Разумеется, нельзя предаваться иллюзиям. Солдат, принимавших участие в военных действиях и дислоцированных за линией фронта, едва ли можно делить на “хороших” и “плохих”. Фронтовые солдаты и солдаты тыла были частью преступной войны мировоззрений, и часто только случай решал то, становится солдат преступником или нет, к примеру, если подразделение направлялось на борьбу с партизанами. Учитывая, что 3,3 миллиона солдат вермахта, которые были задействованы в боевых действиях в России в июне 1941 года, и то, что до середины 1942 года было ликвидировано от 7000 до 8000 русских политработников, становится непонятно, как большая часть солдат смогла бы остаться непричастной к этим преступлениям».


Вина за Холокост превыше всего


В современной Германии на первый план при обращении к истории нацизма выход вина за массовое уничтожение евреев в годы Второй мировой войны. Извлечение уроков из нацистских преступлений – «уроков Освенцима» – является неотъемлемым компонентом преподавания истории в школах ФРГ. Включение в школьные учебники материалов по истории Холокоста неразрывно связано с «преодолением прошлого» – сложным процессом общенационального извлечения уроков из истории Третьего рейха, призывом к моральному очищению, к восприятию и осмыслению правды о нацизме, к выработке иммунитета по отношению к тоталитарным идеям, расизму и милитаризму. Именно так выглядит официальная точка зрения на историю 30-40-х годов, и она, безусловно, имеет право быть. Более того, можно утверждать, что историю Холокоста следовало бы более подробно изучать в российских школах, чего сейчас, к сожалению, не наблюдается. В этом смысле полезно взять пример с немецких школьных исторических учебников. Однако дальнейшее изучение восприятия современными немцами реалий Второй мировой войны вызывает недоумение.

Приведем мнение немецких ученых, озабоченных проблемами исторической памяти. Профессор Г. Зимон из Кёльна утверждает, что не все выпускники гимназий в курсе, что Париж был в своё время оккупирован фашистскими войсками. Доктор М. Кейзер из Билефельдского университета говорит о том, что вообще нельзя утверждать, что в немецких школах выработана единая программа преподавания истории Второй мировой войны – все зависит от земли, на которой стоит учебное заведение.




Фото: razboiulpentrutrecut.files.wordpress.com

В умах немецкой профессуры до сих пор, похоже, идет война. Так, приват-доцент упоминаемого Билефельдского университета доктор Х. Хайнц выдал следующее:

«Русские ничего не приобрели от этой войны, они понесли только потери! Это была не великая патриотическая война – это была война небольшой элиты, война аппаратчиков и догматиков… Что это за победа, если вы потеряли 40 миллионов человек убитыми?! Какая же это победа?! Это была победа для генералов, а не для народа! Но как ученый, как специалист в области социальных наук, я не могу утверждать, что русские одержали победу! По моим методологическим и нравственным позициям я индивидуалист. Я думаю только о конкретных людях, о русских. Я не думаю о России. Я вижу миллионы трупов мужчин и женщин, оставшихся без сыновей и супругов. Если погибла такая масса людей, то это значит, что победы не было! Они все должны были идти на похороны, а не устраивать парады и демонстрации! Это – поведение XIX века! В каком-то смысле это реабилитация всех своих политиков и генералов, которые совершили эти ошибки! Но что значит – победа? Что русские вступили в Берлин? Но что это означает в наше время? Это значило что-то во времена Фридриха Великого. Или во времена Цезаря. В наше время не может идти речи о победе, когда убивают миллионы людей! А кто побеждает?.. Такая цена была уплачена ни за что! Но такое у нас представление… Мы говорим сейчас о представлении людей, а не об эмпирических фактах. Результатом войны стало не освобождение Европы, а «холодная война», атомное оружие и все такое, эксплуатация. Освобождение Европы было ценой за развязывание войн в развивающихся странах. Это были показательные войны между Востоком и Западом по поводу различных сфер влияния, и в этих войнах убивали и умирали миллионы... Они были лишены власти в силу так называемого баланса сил, которого на самом деле не было. Это всё идеология! Я думаю, что такое мышление представляет собой предпосылку следующей войны. 9 мая вы должны посещать ваши кладбища и стелы, вспоминать тех молодых людей, которые погибли, не зная, за что!»

Самое неприятное в этой тираде то, что в умах многие наших соотечественников блуждает подобное, и они нередко осмеливаются это озвучивать.

Ключевой идеей «комплекса вины» в Германии выступает, как уже говорилось выше, ответственность за массовый геноцид евреев. В меньшей степени говорится об убийствах сумасшедших и уничтожении цыган. На упреки относительно судьбы советских военнопленных в фашистском Рейхе можно в ответ услышать: «А вы сами как относились к немецким пленным?» Недостаточно уделяется внимания в школах Германии ужасной истории с блокадой Ленинграда и, соответственно, немногие могут внятно рассказать о ней что-то. На втором и третьем месте в памяти немцев стоят военные преступления, которые чинили фашисты на территории республик Советского Союза. А о такой «безделице», как экономический ущерб от военных действий Третьего рейха, вообще говорить не принято.


Фото: razboiulpentrutrecut.files.wordpress.com

При этом в школьные учебники по литературе вошел роман Бернхарда Шлинка «Чтец», который был экранизирован в Голливуде. Напомню вкратце сюжет: 15-летний Михаэль Берг встречается с 36-летней Ханной Шмиц, завязывается роман, перемежающийся чтением книг устами молодого человека – Ханна читать не умела. В итоге оказывается, что Шмиц в годы войны работала в Освенциме надсмотрщицей и виновна в смерти трехсот заключенных. Далее следуют рассуждения о «шестеренке в механизме» и маленьком звене в цепи, которую она «была не в силах разорвать». В общем, в книге и тем более в одноименном фильме формируется образ, вызывающий если не сострадание к Ханне, то сочувствие точно. Надо сказать, что для изучения этого романа в школах Германии используется целый ряд учебных пособий, в которых пошагово объясняется методика работы с «Чтецом». Жизнь героини Ханны Шмиц, заметим, списана с биографии Гермины Райн (в девичестве Браунштайнер), которую известный «охотник за нацистами» Симон Визенталь отловил в 1964 году в Нью-Йорке. Эта милая и малообразованная женщина в Майданеке быстро дослужилась до должности заместителя коменданта женской секции лагеря и за свою жестокость получила у узников прозвище «Кобыла» (она пинала женщин и детей коваными сапогами). А в книге «Чтец» Михаэль нежно называл свою милую Ханну лошадью, потому что у неё «гладка и нежная, а тело сильное и крепкое». Такая вот современная немецкая педагогика!
Евгений Федоров
Источник
Похожие новости
03/04/2020, 18:20 162
06/04/2020, 12:40 98
07/04/2020, 02:00 23
Новости партнеров
Загрузка...