Полная версия

Поезд стратегического назначения

  14 февраля 2020, 01:40 338
Чтобы не втягиваться в разорительную гонку вооружений, необходимо вернуться к проекту БЖРК. Фото Андрея Филиппова
В феврале 2021 года заканчивается действие российско-американского Договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений, или, как его еще называют, СНВ-III. Это последнее соглашение между двумя странами, призванное обеспечивать контроль над самыми разрушительными и убийственными вооружениями. Подписанное в Праге в апреле 2010 года и ратифицированное чуть меньше года спустя, оно было рассчитано на 10 лет и предполагало сокращение стратегических носителей и боеголовок на них для каждой из сторон до 700 развернутых носителей, в состав которых включались стратегические ракеты наземного базирования и аналогичные ракеты на подводных лодках ВМФ и ВМС, а также стратегические бомбардировщики (каждый бомбардировщик засчитывался за одну ракету). Кроме того, Россия и США могли иметь еще сотню неразвернутых носителей. А на носителях, стоящих на боевом дежурстве, 1550 ядерных боеголовок.
Свои обязательства, если не углубляться в небольшие двусторонние претензии, государства выполнили к сентябрю 2019 года. По данным Госдепартамента США, опубликованным в конце прошлого года, Россия имела на вооружении 513 развернутых носителей и 1426 боеголовок на них, Соединенные Штаты – соответственно 668 и 1376. При этом Пражское соглашение содержит статью, предусматривающую его продление еще на пять лет после истечения срока договора в 2021 году – вплоть до 2026 года, если ни одна из сторон от этого не откажется. Официальное предложение по продлению этого договора, как заявил президент России Владимир Путин, наша страна уже направила США. Но из Вашингтона ответа все еще нет. А времени остается очень мало.
Почему молчит Дональд Трамп и что случится, если США не подпишут договор о продлении СНВ-III? Это темы для другого материала. А вот о том, как мы сможем недорого и эффективно, не втягиваясь в разорительную гонку вооружений, реагировать на отказ от Пражского договора, поразмышлять, на мой взгляд, стоит.
ЕСЛИ СНВ-III УЙДЕТ В ИСТОРИЮ
Окончание действия СНВ, конечно же, не застигнет нашу страну и ее армию врасплох. Ракетные войска стратегического назначения, Стратегические ядерные силы ВМФ и ВКС уже не первый год проходят модернизацию и обновление в рамках заключенных с США соглашений. На смену подвижным грунтовым моноблочным твердотопливным комплексам РТ-2ПМ «Тополь» (SS-25 Sickle по западной классификации), исчерпавшим свои гарантийные сроки нахождения на боевом дежурстве, приходят новые подвижные твердотопливные комплексы РС-24 «Ярс» с шестью разделяющимися головными частями индивидуального наведения.
Такие же ракетные комплексы «Ярс», подвижного и стационарного, шахтного способа базирования, идут на смену твердотопливным ракетным комплексам РТ-2ПМ2 «Тополь-М» (SS-27), которые уже перестали выпускать наши предприятия, и жидкостному шахтному комплексу УР-100Н УТТХ (Stiletto), который тоже исчерпал свои гарантийные сроки. Правда, несколько новых «Стилетов», не стоявших на боевом дежурстве, сейчас оснащаются новейшим гиперзвуковым боевым планирующим блоком «Авангард» и поставлены в боевой строй на базе «Ясный» в Оренбургской области.
А на смену самой тяжелой в мире шахтной ракете Р-36М2 «Воевода» с 10 разделяющимися головными частями индивидуального наведения, который на Западе называют SS-18 Satan, с 2021 года, после окончания действия СНВ-III, поступит в войска новая жидкостная ракета РС-28 «Сармат», способная нести к цели более 10 боевых блоков на расстояние в 18 тыс. км, в том числе и через Южный полюс. Не исключено, что «Сармат» будет оснащен и гиперзвуковым планирующим боевым блоком «Авангард», способным преодолеть любые существующие и перспективные комплексы противоракетной обороны вероятного противника.
Обновляется и морская составляющая стратегических ядерных сил России. На боевое дежурство в ВМФ заступают ракетные подводные крейсера стратегического назначения класса «Борей» и «Борей-А», проект 955 и 955А с 16 стратегическими твердотопливными ракетами «Булава» на борту, каждая из которых несет к цели по 10 боеголовок. В строю сегодня три таких РПКСН – «Юрий Долгорукий», «Александр Невский» и «Владимир Мономах», в ближайшие дни моряки примут в свой состав четвертый крейсер проекта «Борей-А» «Князь Владимир», а через несколько лет у России будет 10 таких АПЛ. Еще и «Князь Олег», «Генералиссимус Суворов», «Император Александр III», «Князь Пожарский», «Маршал Жуков» и «Маршал Рокоссовский».
Модернизируются, получают новые ракеты с ядерными боеголовками и наши стратегические ракетоносцы Ту-160 и Ту-95МС, способные нести в своих бомболюках до 40 т различных крылатых ракет и авиационных бомб.
Фактически наш стратегический ядерный потенциал будет находиться в рамках ограничений, определенных договором СНВ-III, но на более высоком качественном уровне, способном решать свою главную задачу – сдерживать агрессивные устремления вероятного противника, закрепить за Россией позицию одной из самых могущественных стран мира.
Достаточно ли будет этого потенциала для решения таких задач? На сегодняшний день и ближайшую перспективу – пять-семь лет, – по мнению автора этого материала, наверное, достаточно. Но ответ на такой вопрос должны давать все-таки не журналисты и эксперты, а руководство страны, Совета безопасности России и Генерального штаба Вооруженных сил. Там может быть другое мнение со всеми вытекающими из него важнейшими государственными решениями. Тем более если США откажутся от продления Договора СНВ-III. Известно, что с 2026 года Вашингтон начинает модернизацию своих стратегических ядерных сил, как наземных, так морских и воздушных. На эти цели выделено более триллиона долларов. И нынешнего и перспективного состава Российских СЯС может оказаться недостаточно, чтобы поддерживать стратегический баланс с Соединенными Штатами, не дать ему почувствовать искушение диктовать нам свою волю за счет преимущества в ракетно-ядерном потенциале.
Что мы можем противопоставить США, чтобы не втягиваться в разорительную гонку вооружений, ответить Вашингтону на наращивание своего ядерного потенциала, что называется, дешево и сердито – то есть эффективно и за сравнительно небольшие деньги? Ответ на этот вопрос известен: вернуться к проекту БЖРК, боевого железнодорожного ракетного комплекса, недальновидно закрытого в начале XX века.
Заседание руководства РВСН.
Фото с сайта www.mil.ru
РАКЕТЫ НА РЕЛЬСАХ
Немного истории. Впервые идея поставить стратегические ракеты на железнодорожные платформы родилась в США в 60-е годы прошлого века. В Штатах была создана твердотопливная межконтинентальная баллистическая ракета «Минитмен». И в ВВС США решили развернуть до 30 поездов, несущих на своих пусковых платформах до 150 таких ракет. Считалось, что постоянное перемещение их по железнодорожным путям Северной Америки в готовности к немедленному пуску в случае войны с СССР позволит сохранить их от ответного уничтожающего удара и, нанеся Союзу неприемлемые потери, заставить его капитулировать.
Американцы даже организовали эксперимент: создали прототип такого поезда с пятью ракетами и провели его по железным дорогам страны. Но потом подсчитали затраты на создание 30 таких поездов, на модернизацию и укрепление железнодорожных путей, создание системы управления стартами ракет и поняли, что это слишком затратная операция даже для американской экономики. Гораздо дешевле и надежнее разместить «Минитмены» в шахтах. Тем более что железнодорожная сеть в США была развита слабо, нет достаточного количества лесов и укрытий, а поезда с ракетами на открытой местности легко можно отследить разведывательными спутниками из космоса.
Что не получилось у американцев, получилось у нас. После того как руководство СССР получило развединформацию о проекте ракетных поездов в США, задание на создание отечественных БЖРК было дано конструкторскому бюро «Южное» из Днепропетровска, академикам братьям Владимиру и Алексею Уткиным. Причем Владимир конструировал твердотопливную ракету, а Алексей – стартовый комплекс, а также вагоны для поезда-ракетоносца. По замыслу разработчиков, БЖРК должен был составить основу группировки ответного удара, поскольку обладал повышенной живучестью, скрытностью, особенно в бескрайних российских лесах и тайге, и мог уцелеть после нанесения противником первого удара. Производить БЖРК поручили Павлоградскому механическому заводу, входившему в объединение «Южмаш».
Генеральный конструктор КБ «Южное» Владимир Уткин вспоминал потом в газете «Павлоградские вести»:
«Задача, которую поставило перед нами советское правительство, поражала своей грандиозностью. В отечественной и мировой практике никто никогда не сталкивался с таким количеством проблем. Мы должны были разместить межконтинентальную баллистическую ракету в железнодорожном вагоне, а ведь ракета с пусковой установкой весит более 150 т. Как это сделать? Ведь железнодорожный состав с таким огромным грузом должен ходить по общегосударственным путям Министерства путей сообщения. Как вообще перевозить стратегическую ракету с ядерной боеголовкой, как обеспечить абсолютную безопасность в пути, ведь нам была задана расчетная скорость состава до 120 км/ч. Выдержат ли мосты, не разрушится ли полотно, да и сам старт, как передать нагрузку на железнодорожное полотно при старте ракеты, устоит ли поезд на рельсах во время старта, как максимально быстро после остановки поезда поднять ракету в вертикальное положение?»
Все эти проблемы удалось решить. Летные испытания ракеты РТ-23УТТХ «Молодец» (SS-24 Scalpel), которая вошла в состав этого комплекса, имела стартовый вес более 100 т и 10 боеголовок индивидуального наведения, были проведены на полигоне Плесецк в Архангельской области в 1885–1987 годах. БЖРК совершил 18 выходов по железным дорогам страны, прошел более 400 тыс. км. И первый ракетный полк на рельсах заступил на боевое дежурство в октябре 1987 года, а к середине 1988-го в РВСН было уже пять таких полков. В каждом поезде-полку – по три пусковые установки, которыми командовали 70 офицеров и прапорщиков. Причем из них комплектовались и машинисты локомотивов, их было по четыре на каждый состав: два спереди, два – сзади.
Всего было создано три дивизии БЖРК, по четыре ракетных полка в каждой. Дислоцировались они в Костромской области, Пермском и Красноярском краях. В одной из них – под Костромой, на станции с легендированным поэтическим названием «Василек», мне довелось побывать и даже проехаться в одном из вагонов этого поезда. Он был похож на тяжелый рефрижератор, который тянут два мощных локомотива и столько же подталкивают на небольших возвышенностях. Наверное, опытный глаз специалиста мог бы отличить ракетный поезд от обычного холодильника на рельсах, но я большой разницы не увидел. И на фотоснимке, который поместил затем в газете, тоже никаких особых примет не было. Разве что солдат с автоматом в руках, охранявший состав на стоянке.
Интересно, что пуск ракеты «Молодец» осуществлялся после того, как состав останавливался где-то на пути, специальный рычаг-манипулятор отодвигал контактный электропровод, сдвигалась в сторону крышка двух вагонов, над ними вертикально вверх поднималась ракета и, получив команду «старт», стремительно взмывала ввысь, уходя в синеву бездонного неба.
По устной договоренности генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева и премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер с 1991 года БЖРК «Молодец» были поставлены на прикол в районах дислокации. Они были включены в договор СНВ-II на сокращение. И хотя это соглашение не вступило в силу, так как его не ратифицировал американский Конгресс, в начале 2000-х годов все поезда БЖРК, кроме двух, помещенных в музеи АвтоВАЗа и Балтийского вокзала в Санкт-Петербурге, были утилизированы.
Причин было несколько. Во-первых, «Южмаш» и Павлоградский механический завод, где делали ракету РТ-23УТТХ, остались на Украине. Международными соглашениями им запрещено заниматься стратегическими ракетами. А во-вторых, на поддержание железных дорог в пригодном состоянии для перемещения тяжелого БЖРК у Министерства путей сообщения не хватало средств, а Министерство обороны в те годы тоже сидело, что называется, на голодном пайке.
Решено было, что отсутствие БЖРК в боевом строю РВСН компенсируют подвижные грунтовые комплексы РТ-2ПМ2 «Тополь-М». Но память о ракетах на рельсах осталась не только в музеях.
КОЗЫРЬ С ЗАПАСНЫХ ПУТЕЙ
Возродить БЖРК с новой, более легкой и эффективной твердотопливной ракетой на базе РС-24 «Ярс» предложил военным генеральный конструктор Московского института теплотехники академик РАН Юрий Соломонов. Тот самый, под руководством которого были созданы «Тополь-М», «Ярс» и «Булава». Идею Соломонова поддержал бывший начальник главного штаба РВСН генерал-полковник Виктор Есин и командование Ракетных войск стратегического назначения.
В 2014 году командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев сообщил ТАСС, что президент России Владимир Путин принял решение воссоздать боевой железнодорожный ракетный комплекс, который будет называться «Баргузин». «В настоящее время завершено эскизное проектирование, ведется разработка рабочей конструкторской документации на агрегаты и системы комплекса», – говорил генерал.
Предполагалось, что один состав ракетного поезда будет нести шесть межконтинентальных ракет, разработанных на базе РС-24 «Ярс», и будет приравнен к полку. А всего в дивизионный комплекс «Баргузина», как сообщал ТАСС, войдет пять полков. Ввести в эксплуатацию новый БЖРК планировалось в 2019–2020 годах. Не получилось.
По словам специалистов из отечественного ОПК, создание поезда было отложено из-за сложной финансовой ситуации. Кроме того, были завершены работы по созданию боевого планирующего гиперзвукового блока «Авангард». Первый полк ракетного комплекса УР-100Н УТТХ с таким оснащением был поставлен в конце 2019 года на боевое дежурство в поселке Ясный Оренбургской области. Начались бросковые испытания тяжелой межконтинентальной ракеты РС-28 «Сармат».
В руководстве страны и Вооруженных сил сделали ставку на эти элементы стратегического сдерживания. Тем более что на финише находится и ввод в строй крылатой ракеты неограниченной дальности с малогабаритной ядерной энергетической установкой «Буревестник», разработка которой началась в 2001 году после выхода США из Договора по ПРО. А также многоцелевой беспилотной океанской системы «Посейдон», способной бороться с авианосными ударными группировками вероятного противника на любых направлениях океанского театра военных действий и наносить сокрушительные удары по его береговой инфраструктуре на межконтинентальных дальностях. Под «Посейдон» строятся и уже построены его носители – атомные подводные крейсера класса «Белгород». И на сегодняшний день проект БЖРК «Баргузин» с ракетным комплексом «Ярс» или «Ярс-М» отложен в дальний ящик. Его, как говорят, нет даже в Госпрограмме вооружений на 2018–2027 годы.
Но значит ли это, что воссоздание БЖРК «Баргузин» вообще снято с повестки дня? Не думаю. И хотя у проекта есть горячие защитники и такие же серьезные противники, судя по высказываниям ведущих экспертов в области стратегического ракетного оружия, он не выброшен в корзину. В частности, заменить БЖРК подвижными грунтовыми комплексами РС-26 «Ярс» предлагает крупнейший в нашей стране эксперт по контролю над вооружениями, академик РАН Алексей Арбатов. Он считает, что это обойдется дешевле, и к тому же у ПГРК выше мобильность и его невозможно отыскать в бескрайних дебрях российской тайги.
Но сторонники «Баргузина» утверждают, что у России должны быть различные типы стратегических вооружений. Не очень много, но разнообразные, чтобы в случае чего не потерять их из-за выхода из строя заводов по их производству. И потому поддерживают идею нового БЖРК. Во-первых, говорят они, по сравнению с боевым железнодорожным комплексом с ракетой РТ-23 УТТХ «Молодец» поезд с ракетами «Ярс» будет в два раза легче (сама ракета РС-24 легче ракеты КБ «Южное» в два раза, да и намного короче). А значит, для него не нужно очень мощно укреплять железнодорожные пути. Во-вторых, вагоны для «Ярса» внешне не будут ничем отличаться, тем более размером, от обычных рефрижераторных вагонов. Это означает, что с маскировкой БЖРК «Баргузин» тоже все будет намного лучше, чем было с «Молодцом». И в-третьих, никуда не делась самая разветвленная в мире железнодорожная сеть нашей страны, где таким поездам с ракетами на рельсах затеряться не составит большого труда. Особенно на путях Байкало-Амурской магистрали. Ни один спутник с самой совершенной оптикой или аппаратурой спектрального и прочего анализа не сможет отыскать его на бескрайних просторах России.
Правда, с большей уверенностью говорить о возрождении БЖРК можно будет только после 2021 года, когда истечет срок действия Пражского договора. Не исключено, что руководство страны в ответ на действия США, которые приступят к масштабному развертыванию своих стратегических ядерных сил, примет решение о возвращении к ракетным поездам. Это будет намного дешевле и эффективнее, чем создавать новые ракетные комплексы, втягиваться в гонку вооружений с государством, которое может потратить на свой ВПК в 15 раз больше денег, чем Россия.
Только вот посмотреть на наше новое оружие заокеанские партнеры уже не смогут. Время взаимных инспекций и уведомлений закончится. А это будет самый большой удар даже по остающемуся еще минимальному доверию между США и Россией.
Мнение автора не обязательно совпадает с официальной позицией редакции «НВО»
Источник
Похожие новости
19/02/2020, 05:20 71
18/02/2020, 18:20 76
18/02/2020, 04:40 127
Новости партнеров
Загрузка...