Полная версия

Без штампов, мифов и инстинктов

  02 декабря 2021, 19:40 182
Мюнхенскую речь Путина сравнивали с выступлением Черчилля в Фултоне, но российский президент на самом деле сказал: мы хотим на Запад, но вы должны уважать наш суверенитет. Фото Reuters
Три десятилетия без СССР ясно показали, что от распада этой страны больше всех выиграла именно Россия («30 лет без социалистических республик», «НВО», 29.10.21). Это касается как экономики, так и внутренней политики. С внешней политикой все гораздо сложнее.
Поход на Запад
Абсурдный миф о брутальности внешней политики СССР и о том, как перед нами все трепетали и боялись пальцем тронуть, был подробно рассмотрен в статье «Призрак СССР бродит по России» («НВО», 03.11.17).
На самом деле советская внешняя политика после Второй мировой была не только бездарной, но и крайне трусливой. Даже войны СССР вел под лозунгом «Лишь бы не было войны», не забывая о «разрядке международной напряженности». Что очень контрастировало с американским лозунгом «Есть вещи поважнее, чем мир». Это стало одной из причин, по которым Советский Союз в итоге проиграл всё, включая самого себя. К тому же СССР не просто унаследовал очень странный внешнеполитический альтруизм Российской империи, но довел его до совершенства, то есть до полного идиотизма («Главное – не повторять ошибки», «НВО», 17.03.17).
Россия после распада СССР очень активно пыталась «стать частью цивилизованного мира», каковым самого себя провозгласил Запад. На самом деле цивилизованным сегодня является весь мир (кроме, быть может, некоторых стран тропической Африки). Но мифы и штампы всегда были важнее реальности.
Миф о «предательстве Ельцина» является ничуть не менее абсурдным, чем миф о брутальности внешней политики СССР. Просто очень значительную часть позднесоветского общества, включая бывшего первого секретаря Свердловского обкома и Московского горкома КПСС, Запад «развел как лохов» («России необходимо сделать поворот», «НВО», 19.11.21). Когда первый президент России это осознал – то есть во второй половине 1990-х, дело дошло до весьма жесткой конфронтации между Москвой и Западом.
Второй (и нынешний) президент России предпринял вторую попытку «вхождения в Запад». И даже хорошо известная Мюнхенская речь Путина, которую принято считать неким аналогом Фултонской речи Черчилля, была на самом деле призывом к Западу: «Одумайтесь, мы же хотим к вам! Но должны же у нас быть хоть какие-то собственные интересы!»
Сегодня уже более чем очевидно, что «принимать в Запад» нас никто не собирается даже по частям – это абсолютно исключено. Более того, нам это уже и не нужно, ибо нынешний леволиберальный Запад очень сильно отличается от Запада с классической демократией, куда большинство россиян стремилось в 1980–1990-е.
К сожалению, западничество до сих пор не изжито, в том числе и в высших эшелонах власти. И наш как бы очень брутальный МИД все еще готов «налаживать отношения с уважаемыми партнерами». И уж тем более экономический блок правительства очень хочет «наладить отношения».
К сожалению, на Западе под налаживанием отношений подразумевают исключительно полную и безоговорочную капитуляцию России по всем направлениям – причем даже это никакого «налаживания» уже не гарантирует. Сегодняшнее российское западничество ничем не отличается от религии: объекту культа следует слепо поклоняться, ни в коем случае не пытаясь критически осмысливать религиозные догмы.
При этом политика Запада по отношению к нам является предельно подлой. С одной стороны, нас всячески третируют и душат санкциями. С другой стороны, «готовы к сотрудничеству по вопросам, представляющим взаимный интерес». Последнее означает, что если какой-то вопрос Запад не может решить без России, то он разрешит России бескорыстно помочь Западу.
Самое ужасное, что у нас многие люди, включая опять же официальных лиц, тоже готовы к подобному «сотрудничеству». Хотя именно «по вопросам, представляющим взаимный интерес», сотрудничество с Западом должно быть прекращено в первую очередь. И возобновлено оно может быть только после отмены всех без исключения санкций и после перехода Запада к полностью равноправному диалогу с Москвой.
Автор данной статьи является убежденным сторонником классической демократии и очень хотел бы видеть ее в России. Однако для этого «нормализация отношений» с нынешним леволиберальным Западом не только не нужна, но, пожалуй, даже вредна.
Дружбы народов надежный оплот
В отношениях со странами бывшего СССР у России все гораздо хуже, чем со странами Запада. Желание их обогреть и накормить за счет собственных граждан стало почти инстинктом. Между тем именно покупка Москвой лояльности национальных республик стала одной из важнейших причин развала СССР, поскольку дала эффект, прямо противоположный ожидаемому – и никакого другого дать не могла. Но этого до сих пор у нас почти никто не понял – ни во власти, ни в обществе.
Концепция «одного народа» русских и украинцев в историческом и этнографическом плане совершенно верна. Но сегодня в политическом плане она откровенно вредна. Потому что если вдруг на Украине к власти придет какое-нибудь политическое недоразумение типа покойной «Партии регионов», Москва немедленно кинется кормить «братьев» за счет россиян. Чтобы в итоге получить все то, что мы имеем сегодня, только еще хуже. К счастью, благодаря тому, что мы имеем сегодня, никто подобный к власти на Украине не придет.
Единственно разумная политика по отношению к Украине – это способствовать ее территориальному демонтажу и выкачивать из нее максимум людских ресурсов («Начнется ли распад Украины?», «НВО», 07.09.18). «Одним народом» мы можем стать только в том случае, если украинская часть этого народа продемонстрирует «деятельное раскаяние», своими силами избавившись от нынешнего режима. И избрав во власть не олигархическое ворье, прикрывающееся пророссийскими лозунгами, а по-настоящему пророссийские силы, готовые на максимальную интеграцию.
Москве пора, наконец, заметить и то, что все наши постсоветские «союзники», каковыми принято считать членов ОДКБ, с разной скоростью, но весьма уверенно идут по пути Украины. Либо этот процесс должен быть прекращен, либо мы должны избавиться от любых обязательств по отношению к этим странам.
В частности, если «союзники» хотят от нас экономической помощи и военной защиты, они должны безоговорочно на официальном уровне признать Крым частью России, а Абхазию и Южную Осетию – независимыми государствами. Также они должны вносить посильный вклад в российские военные усилия, в первую очередь – в Сирии. Само собой разумеется, что по всем без исключения вопросам они должны солидарно с нами голосовать в ООН. Если они всего этого делать не хотят, то и мы им абсолютно ничего не должны.
Вообще бескорыстную помощь другим государствам (не только постсоветским) Россия должна оказывать только в двух случаях: при ликвидации последствий крупных природных и техногенных катастроф или когда другое государство перестает быть другим государством, то есть становится частью России.
Во всех остальных случаях в обмен на помощь мы должны что-то получить. Не обязательно деньги, но ни в коем случае не пустые слова.
Алеет Восток
Территориальный вопрос в отношениях с Японией пора закрывать. Можно сделать это просто, прямо и грубо – заявив, что никаких переговоров с Токио на данную тему Москва больше вести не собирается.
Можно поступить более изощренно – заявить, что Кунашир и Итуруп навсегда остаются российскими. А что касается Шикотана и Хабомаи, то Япония может получить их при двух условиях: признать законность пребывания всех Курильских островов в составе СССР/РФ после 2 сентября 1945 года, а также локализовать на территории России значительное количество высокотехнологичных производств (по представленному Москвой перечню) с полной передачей технологий и обучением российского персонала. При отказе хотя бы от одного из этих условий мы переходим к первому варианту.
Также о некоторых вещах Москва уже очень давно должна была бы настойчиво попросить Пекин. Во-первых, Китаю стоило бы пересмотреть свои исторические концепции, из которых следует, что Россия бесконечно совершала против Китая агрессии и отнимала у него территории. Во-вторых, Китаю следовало бы хоть как-то продемонстрировать наличие «стратегического партнерства» с Россией и начать поддерживать Россию по принципиальным вопросам (Крым, Украина, Абхазия и Южная Осетия, Сирия), а не соблюдать полный и абсолютный нейтралитет.
Разумеется, исторические концепции и текущая внешняя политика – суверенное право Пекина, Москва не может приказать их изменить. Но она может и даже обязана делать выводы из их неизменности. То есть как минимум не считать Китай дружественной страной. Следование прежним историческим концепциям, подразумевающее очень серьезные территориальные претензии к России, позволяет нам считать Китай государством прямо враждебным, серьезнейшей военной угрозой для РФ («Друзья от Орши до Чжэньбао», «НВО», 08.10.21).
В связи с этим надо отметить, что вышеупомянутое российское западничество крайне вредно для России не только применительно к отношениям с самим Западом, но и применительно к отношениям с Китаем.
С одной стороны, западничество порождает у некоторых людей вульгарное антизападничество, которое почему-то неизменно оборачивается желанием капитулировать перед Китаем по всем направлениям, включая даже территориальный вопрос. Чем это лучше капитуляции перед Западом? Не дают ответа.
С другой стороны, значительная часть западников всерьез считает, что если «нормализовать отношения» с Западом, он защитит нас от Китая. На самом деле «нормализация отношений», то есть полная и безоговорочная капитуляция перед Западом, будет подразумевать очень серьезное сокращение ВС РФ, как обычных, так и ядерных сил. Что кардинально подорвет нашу способность противостоять как раз Китаю.
Ожидать же защиты со стороны НАТО после недавних афганских событий («Что будет делать гегемон», «НВО», 10.09.21) не то что от Китая, но даже от Буркина-Фасо может только «альтернативно мыслящий».
За всю нашу историю можно вспомнить, пожалуй, единственный случай, когда другая страна ответила России реальной благодарностью за помощь. За спасение сначала от нового поглощения Китаем, а затем от японской агрессии Монголия во время Второй мировой оказала нам колоссальную (особенно с учетом размеров своих экономики и населения) помощь – продовольствием, одеждой, конским составом.
Возможно, сейчас нам снова нужно помочь монголам и восстановить с ними военный договор, подразумевающий размещение на территории этой страны российских войск. Понятно, что никакой угрозы для Китая эти войска нести не будут просто потому, что мы никогда и ни при каких обстоятельствах не нападем на Китай. Зато эти войска создадут проблемы Китаю, если он захочет напасть на Монголию или на нас.
Реакция Китая на российско-монгольский военный союз очень много сказала бы об истинных намерениях Пекина. А с нашей стороны это был бы вполне адекватный ответ на нынешнюю политику Китая по отношению к нам.
В целом нам необходимо как можно быстрее избавляться от химер «уважаемых партнеров», «стратегических союзников» и «братских народов». Только интересы самой России и ее народа – и ничего больше. Любая помощь – только на взаимной основе. Мы принципиально никому ничего не должны и столь же принципиально не приемлем ничьей гегемонии ни в какой форме.
Гнилые традиции трусливо-сервильной внешней политики как Российской империи, так и СССР должны быть «выжжены каленым железом». Вопрос только в том, насколько на это способен наш МИД, на тех самых традициях, увы, воспитанный.
Источник
Похожие новости
14/01/2022, 08:20 305
23/12/2021, 21:20 150
16/01/2022, 09:40 183
Новости партнеров
Загрузка...